Место рационализма в современной философии

  • ID: 08099 
  • 20 страниц

Содержание:


Введение

Сегодня стало уже очевидным, что большинство так называемых глобальных проблем современной цивилизации порождены мощным развитием науки и техники (точнее, неразумным использованием результатов такого развития), приведшим к нарушению баланса человека с природой. Власть науки и техники над человеком, прямая угроза выхода техники из-под контроля человека породили чувство бессилия, страха перед техногенным миром, нашедшее свое выражение в начавшемся формироваться еще в конце XIX – начале XX вв. так называемом "кризисном сознании". Чувство безысходности, обреченности западной цивилизации стало особенно остро ощущаться в первые десятилетия XX века, когда Европу захлестнула волна социальных катастроф.

Пришедшее на смену классической идее о торжестве разума (научного!) над природой это "кризисное сознание" и определяло наряду со "сциентистским сознанием" всю духовную ситуацию в целом и философскую – в частности на протяжении всего XX столетия. В этом противостоянии двух типов сознания нашли свое выражение основная антитеза современной культуры и долгие, большие духовные усилия по развенчанию господствовавшего в течение длительного времени в европейской культуре мифа о всесилии научного разума.

Начав формироваться еще в недрах античной философской традиции, парадигма научного разума, как воплощение классического западного типа рациональности, в рамках новоевропейской культуры нашла свое логическое завершение в метафизическом мифе о всемогуществе науки и научного разума. Наиболее полно эту парадигму выразил, как известно, Фр. Бэкон, эмпирическая методология которого, в свою очередь, послужила основой классической фундаменталистской картезианской традиции. Последняя господствовала в течение нескольких последних столетий и, в известной мере, продолжает оставаться ведущей и в современном методологическом сознании.

1) Начало этому процессу было положено, по-видимому, современником Р. Декарта – Б. Паскалем, а затем через А. Шопенгауэра и С. Киркегора он нашел свое продолжение в современном методологическом и культурологическом сознании.