Философия, ее предмет и функции

  • ID: 38233 
  • 19 страниц

Содержание:


Введение

Для философии (в отличие от других областей человеческого знания) вопрос о её сущности является одним из самых важных. Сам термин «философия» в переводе с древнегреческого означает «любовь к мудрости». Изобретение слова «философия» приписывают Пифагору. «Пифагор впервые назвал философию (любомудрие) этим именем и себя — философом...: по его словам, никто не мудр, кроме Бога». Именно поэтому Пифагор критиковал «семь мудрецов» (живших на рубеже 7 и 6 вв. до н.э. Клеобула, Солона, Хилона, Фалеса, Питтака, Бианта и Периандра.). Человек способен только стремиться к мудрости, стараться быть ей причастным, обладать же мудростью человек не способен. Таким образом, согласно Пифагору, философское знание — это определённый образ жизни. Философ не тот, кто обладает каким-то знанием без изменения самого себя, но тот, кто ведёт мудрый образ жизни и поэтому научиться от него — значит уподобиться его личности, подобно тому как он сам стремится уподобиться Богу. Так в лице Пифагора мы встречаемся с одной из первых попыток дать определение философии.

Определение философии М. Хайдеггера «Философия — это тяга повсюду быть дома» относится вроде бы совсем к другому способу понимания своеобразия философии, но в чём-то схожему. По Хайдеггеру, основным вопросом философии является вопрос о бытии. Понимание бытия означает внутреннюю причастность к нему. Но причастность может быть различна у разных людей и в разных ситуациях. Различие выражается в различии смыслов слов, которые используются для описания ситуации, поэтому бытие постигается через истолкование смыслов слов.

«Если философ задается вопросом, что же скрывается за подобными различиями в значениях слов, если он раскрывает этот предмет и относит его анализ к учению о бытии, онтологии, то он занимается рефлексией, он философствует». Поэтому философ и «всегда дома» — предмет его исследования один и тот же — бытие в разных смысловых оболочках. Но поскольку бытие это постигается как внутренняя причастность человека к нему, то философия не может не затрагивать всего человека, а стало быть, не являться образом жизни.