Понятие человека в философских теориях

  • ID: 28877 
  • 17 страниц

Содержание:


Введение

Человек – единство духовного и материального (психического и физического). Как психическое существо человек наделен сознанием, мышлением, волей, чувствами, эмоциями. Как телесное существо (физическое) человек наделен разными физическими способностями: к питанию, активности, движению, половому общению.

В общем балансе человеческой жизнедеятельности ни физическая (материальная), ни духовная (психическая) стороны не преобладают, не довлеют одна над другой. Та и другая стороны одинаково важны. Их необходимо развивать, культивировать, совершенствовать [2, с. 448].

Цель данной работы – рассмотреть сущность человека с точки зрения философии.

Тема, несомненно, является актуальной, потому как, к сожалению, в современном обществе, по крайней мере, в цивилизованных странах, человек явно деформирован: многие его способности, стремления, импульсы сдвинуты в психическую, духовную сторону.

1. Понятие человека в философских теориях

Проблема человека – одна из основных, если не центральная, во всей мировой философской мысли.

Протагор характеризовал человека как меру всех вещей, что стало одним из основных мировоззренческих и методологических принципов науки, философии и политики демократических государств. Д. Дидро считал человека высшей ценностью, единственным создателем всех достижений культуры на Земле, разумным центром Вселенной, тем пунктом, от которого все должно исходить и к которому все должно возвращаться.

Какими бы абстрактными, естественно-научными или практическими вопросами ни был занят человеческий ум, все эти размышления помимо своей внешней цели всегда сопровождаются подспудной мыслью об их связи с самим человеком – с его внутренней сущностью или его потребностями.

В достижении свободы и блага человека заключен смысл социально-политического и научно-технического прогресса, к постижению тайн человека стремится искусство, им вдохновляется любое и каждое человеческое деяние. Если изъять из всего многообразия человеческой деятельности ее ориентированный на самого человека стержень, то исчезнут и цель всякой деятельности, и ее движущие стимулы [3, с. 202].