Большая игра: германия, СССР и западные демократии в 1933-1939 годах

  • ID: 03443 
  • 18 страниц

Содержание:


Большая игра: германия, СССР и западные демократии в 1933-1939 год…

Введение

Канун второй мировой войны по сей день остается темой дня бесчисленных публикаций. Это неудивительно. Основная причина этого в том, что в советской исторической науке в данное время не обсуждались все подробности политического кризиса перед войной, не достаточно подробно   советско-германские   данного периода.   событие 39г.-  , заключенный   обоими странами 23 августа 1939 г., называется «  необходимостью» для  , давшей   передышку, которому   вполне правомерная  . О приложенных к   секретных протоколах   не говорилось. Начало на   положила речь   И.В. на следующий день   подписания договора (о   ничего естественно не   сказано), в которой  , что   - это мирный  , несомненно,   содействовать облегчению  . Первый  , охвативший   месяц нового   г. (1 января - 31 января)   расширением торговых   между Германией и   на основе экономического  , заключенного в   году. Дипломатические   на данном периоде   лишь на экономическом  . Политическая   советским правительством  . Инициатива в   отношений принадлежала,   Германии. Советское   долгое время не   конкретных шагов,   внешнеполитический курс не  , продолжались   нападки в печати.

  вскоре советская   обратила должное   на так называемое « » Германии.   ознаменовало собой   отношений на новый   развития - политических  , он начался с   1939 г. и длился до 10  . Эти   возникли в связи с   внешнеполитической обстановкой в  . Оккупация   и Чехословакии фашистскими  , хоть и не   того шока   на западные державы,   сделать советское   выводы. Именно   каких-либо   действий со стороны   и Франции к агрессору   правительство начать   так называемый «  вариант» на случай.   попытка создания   безопасности в мире не   к успеху. Следующим   навстречу советско-  сближению была   Литвинова, который   выступал за создание   системы безопасности.   образом, Германии   дан недвусмысленный  , что   правительство готово к  . Характерная   в дипломатических отношениях   периода - это   по дипломатическим каналам   третьих лиц.   сторона такую   возложила на собственного   разведки П. Хлейста,   зондажи Шнурре и  . До советской   информация доходила   Мерекалова и Астахова (  полпредства).

Период с 11   по 20 августа стал   подготовкой к созданию пакта, когда обе   были уже   готовы оформить   урегулированные отношения.   в совместных соглашениях   теперь не только  , но и СССР.   этого периода   не только активизация работы по   каналам, но и контакты на   уровне: Риббентроп -  , Сталин -  . Возникло   «политическая база»,   подразумевало под   определенные политические  . При   советское правительство   отделить экономическое   от политического, в отличии от  , который   к сотрудничеству на широкой  . И выдвинутые в   с этим предложения о  , взаимное   во внутренние дела,   от политики, идущей   с жизненными интересами   (т.е. нейтралитет СССР и   от участия в соглашении   Англией и Францией).   правительство на этом   еще возлагало   на успешные переговоры с   странами, поэтому   связывать себя   предложенными Германией.   предложения немецкой   политической преамбулы   приложения секретного   советской стороной  . Однако   августа стала   моментом в развитии   обоих стран.   в переговорах с западными   заставила советское   еще более   обдумать возможность   соглашения с фашисткой  . Неожиданно   стали разворачиваться с   быстротой: произошел   пожеланиями, наметились   мероприятия по развитию  , советская   предполагала уже   заключения секретного  . До сих   историками ведется   причин, повлиявших   неожиданный поворот  . Как   из главных указывают   о создании системы   безопасности. 21-23 августа   о ненападении между   и Германией был  . Следующим   в развитии германо-  сотрудничества стало   договора о дружбе и   (28 сентября 1939  ). Если   инициатива исходила от  , то на данный  , обеспокоенное   успехами верхмата,   правительство само   урегулирование территориального  , и вписало в   договора фразу о   и добрососедстве.

Заключительным   в развитии дипломатических   периода 39- 41 гг. стало их   и ухудшение, начавшееся с   осени 1939  . Причина, по-  была в том,   Гитлер, заручившись   России и сделав   территориальные приобретения, не   идти на дальнейшее   обязательств и действовал   договоренностям. Пример   – заключение Тройственного пакта вопреки ст. IV договора о ненападении. А вскоре и вовсе   руководство потеряло   интерес к сотрудничеству с  , т.к. в разработке   находился план « » и оставалось   соблюдение видимости   договоров. Советское   возлагало большие   на сотрудничество с Германией и не   на грубые нарушения со   Германии продолжало   принятые на себя  .

1. Германская инициатива в заключении пакета (11 мая)

Вначале лета в советско-германских дипломатических отношениях наступало некоторое оживление. Причиной тому многие исследователи приписывают безрезультатные трехнедельные переговоры с Англией и Францией. Ответом на них послужила публикация 11 мая   г. в «Известиях» передовой   «К международному положению».   отражала новые   оценки планов   «ОСИ». Донесения   уточняли, что   планировал вести   в три этапа: за   Польши следовал   на запад, а позднее   схватка с СССР.   предположить, что   правительство к тому   пришло к выводу:   германские планы   советские интересы  , и Гитлер   позицию Советского   в свое военное   на ближайшую перспективу,   важный, решающий  .

В этот   период внешнеполитической   германский посол,   еще находившийся на   в Берлине, передав 17   Советскому правительству о   в возможно короткий  .

Как   Шуленберг, Нарком   попытки немцев   экономическую проблематику   «каких-то целей»,   за рамки отношений с  , и подчеркнул,   советская сторона   в экономические переговоры не  , чем   сложится подходящая   основа.

Во время   Шуленберг был   скованным, проявлял   осторожность в разговоре,   отвечал резко с  .

«Подозрение» и «  советское недоверие» к   тактике и целям –   охарактеризовал посол   Молотова. Шуленберг   пытался убедить   в том, что у   правительства есть»   желания урегулировать   отношения с СССР, на   я ответил, что мы   к выводу о необходимости   соответствующий политической   для успеха   переговоров. Без   политической базы,   показал опыт   с Германией, нельзя   экономических вопросов».

  моменты свидетельствуют,  , что, во- , стремление к «  базе» являлось   принципиальной советской   в прочных связях. В   ситуации советское   не хотело больше   с капризами немецкого   курса, с бесцеремонным   к себе и с насмешками в   прессе.

Обмен   и технологиями, в которых   теперь, как   раньше, действительно   для развития   оборонной промышленности, не   был, как  , «висеть в  », его   поставить на упорядоченную и   основу. Во-вторых, за   к «политической базе»   скрываться намерение   переговоры, в какой-то   способствовать стабилизации   и тем самым   новые неожиданные  . В Берлине   формулу не без   истолковали как   минимального сомнения   «существования политической   для возобновления  . Шуленберг с   поры стал   выражение «политическая  », настаивая на  , чтобы   более подробно   желания и намерения   правительства. Посол   свои пожелания на   «политической базы» в   Риббентропу, но в лихорадочной и   атмосфере Вильгельмштрассе,   предложения не встретили  . На данный   Риббентроп еще не  , что   бороться за «благосклонность  », ибо   из-за границы сообщения   ему благоприятными. В   премьер-министр   как раз 20   пришел к выводу,   он скорее «подаст в  , чем   союз с Советами», а   Майский заявил в   «Таймс», «что в   последних английских   у его правительства   никаких оснований на   соглашения». Встреча   Гагифаксом и Боннэ /  , состоявшаяся в   же день в Париже, не   единства в ближайшее  , хотя   сторона, ссылаясь на   полного советского  , настаивала на заключении соглашения между   государствами. Из Японии   Отт докладывал,   военный министр   теперь, девять   спустя после   Японией военных   на монгольской границе,   сообщил о решении   в запланированный военный  . Беседы,   Риббентропом и Гитлером с   иностранных дел, в   степени гарантировали,   прибалтийские государства   послушно держаться   интересов.

Под   этих представлений о   силе Риббентроп   не воспринял серьезно   Шуленберга, а решил   первой же возможности   «закостенелого» и излишне   посла, а в качестве   для контактов   частных промышленников.

 , как  , воспринял   Шуленберга более  , боялся,   из Москвы последует  , о том,   менялось его   с СССР, свидетельствует   доклад 23 мая на   в рейхсканцелярии, где он   вычеркнул Россию из   своих врагов. До   момента Гитлер  , но когда   24 мая заявил,   по важным пунктам с   Союзом в общих   достигнута договоренность,   решил сделать   один шаг к  . В тот же   Вайцзеккер получил   узнать через   в Москве, когда   Мерекалов возвратится в  . Смысл   был ясен: в   на высоком уровне, в   германского посольства в  , задумали   еще одну   воспрепятствовать переговорам   держав путем   сближения с Советским  . 25мая   ответил, что  , будучи  , участвует в   Верховного Совета,   продлятся десять  . Это   преувеличение, т.к. сессия   Совета намечалась на   с 25 по 31 мая. Шуленберг   не пытался ускорить  -советский  , полагая,   его быстротечность   лишь навредить   дипломатических контактов.

На   день, очевидно   о планах посла   передал Шуленбергу   проявлять больше  , если не   «быстро добиться»   с Молотовым, провести ее с  , или   через Хильгера и  . Прогресс в   относительно англо- -русского   серьезно озаботил  . Не обращавший   внимания на доклады   из Москвы, на данный   министр иностранных   подхватил в свои   инициативу в установлении   с СССР.

На этот   сомнения в своевременности   охватили Гитлера.   колебания фюрера,   стал искать   у союзников. Однако,   тоже отнеслись к   «навязчивого сближения»  . Не одобрил   и инструкции, посланной в   Шуленбергу. Вайцзеккер в   же вечер, 26 мая,   послу, что,   на имевшиеся другие  , в силе   прежнее «распоряжение об   сдержанности».

Но уже 27   новые известия о   англо-франко-  переговоров заставили   решение. Риббентроп   добиваться согласия   на прямое посредничество в   в интересах Германии. В   Японии он не сомневался.

 , 30 мая, по   Вайцзеккера, на Вильгельмштрассе   Астахов. Беседу   провести относительно   представительства в Праге,   проблема интересовала   сторону не сама по  , а как   к дальнейшим разговорам.  , отметив,   политику и экономику   разделить, согласно   протокольной записи   следующее: «В немецкой   лавке России   довольно разнообразный   – от нормализации отношений, до   вражды» и добавил,   «украинский вопрос  », что   вопрос, есть   польской, а не германской  . Советская   на предложение Германии о   реагировала сдержанно. В   беседы Вайцзеккеру   заручиться обещание   проинформировать во всех   об этом разговоре  . Как   документы, данная   с предложением изменении   тактики. Послу   держаться следующей   – за исходную точку   выдавать советское  , предоставить   представительству СССР в   статус филиала   представительства в Берлине. К   этого вопроса   имперский министр   дел, который   доклад фюреру:   отношений возможна   наличии обоюдной  .

31 мая в   Молотов произнес   первую речь,   ожидали во всем  . Нарком   дел обрисовал   в международной обстановке   Мюнхенского соглашения.

  представил подробные   о состоянии англо- –советских  . Предстоящего   требовал вопрос о   третьих стран.

«  переговоры с Англией и  , - сказал  , мы вовсе не   необходимым отказываться от   связей с Германией и  . Еще в   прошлого года по   германского правительства   переговоры о торговом   и новых кредитах.   со стороны Германии   сделано предложение о   кредита в 200   марок. Поскольку об   соглашения мы не договорились, то   снят. В конце   г. германское правительство   поставило вопрос об   переговорах. При   с германской стороны   выражена готовность   на ряд уступок… …были  . Судя по   признакам, не исключено,   переговоры могут  ».

Слушавшие   послы обеих   «ОСИ», Шуленберг и  , которые   в комиссии, сделали из   вывод, « что   Союз, невзирая на   недоверие, и впредь   заключить договор с   и Францией, если   его требования   приняты».

Вскоре к   более тесных   с Россией был   Густав Хильгер – «   русский», с самого   Советского государства   знавший его   руководителей, имел   отношения с Микояном.

  Хильгера с Микояном   в четверг, 2 июня. В   день Советское   после тщательных   и в ответ на предложение   держав от 27 мая   готовый проект  . Однако   остался вопрос о   государствах. Чтобы   его английское   направило в Москву   сотрудника Форинофиса   Стренга. Его   были также  , как и   вести переговоры,   это еще   усугубило советское  .

На таком   прошло зондирование   в Наркомате внешней   СССР. В беседе   высказал Хильгеру,   нерешительный и резко   стиль поведения   стороны «поставил   в очень неловкое  » перед  , вследствие   он «потерял охоту и   разговаривать по этому  ».

Изучение   о возобновлении экономических  , даже   отставить в стороне   и лежащий в их основе   расчет гитлеровского  , должно  , поставило   правительство перед   вопросами. С одной  , хотелось   предложенными выгодными  , и была   в технологии для   и развития военной  , а с другой   правительство не было   в том, чтобы   Германскую военную   важным в военном   сырьем.

А поскольку   составляло основу   интересов, то это   ограничивало советскую   к переговорам. Немецкие   планы на западе и   заставляли быть   сдержанными.

Германскому   было известно,   для «собственного   и промышленного развития   сама нуждалась в   видов сырья,   нефтепродукты и марганец,   Германия хотела бы  , и что,   того, Россия в   два года не   желания поставлять   партии материалов,   прямо или   способствовали бы увеличению   мощи Германии…  сторона в свою   не было расположена   России военные  , станки и   изделия, предназначенные   создания промышленности по   боеприпасов.

7 июня в   процесс зондирования   Карл Шнурре,   восточноевропейской рефернтуры   экономической политики  . После   беседы Хильгера с  , обе   казалось пришли к  . Однако   неожиданно вызывавают в  . При   в Москву, проведенные в   беседы оказались  .

Тем не  , заинтересованные   в Берлине очень   на заключения торгового  . Его   сильно увлекали,   всего, Геринга.

В   своей деятельности   17 июня посетил   поверенного в делах  . В ходе   Шуленберг обратил   Астахова на цель и   зондажа Вайцзенкера,   сводились к тому,   немецкая сторона «  готова к нормализации и   отношений в СССР, и   от Советского Союза   сделать выбор. »   посол очень   говорил с Астаховым о  -советских  , и кое-  сообщил о своей   инициативе. Шуленберг  , что   готов сотрудничать в   в пределах возможного, и   понять, что «  он приветствует требования   «политической базы», но   СССР следует   от позиции недоверия и,  , объявить   условия. 26 июня в   получил телеграмму   в делах СССР и   о его беседе с   министром иностранных   Г. Чияно. Последний   о существовании «плана  ». Чияно  , что  , находясь в  , предложил   на путь решительного   германо-советских  .

28 июня   во второй раз   с Молотовым. В доказательство   отношения Германии к   союзу Шуленберг   пакты о ненападении с   и Литвой. Он дал  , что   «деликатный характер»   Прибалтийских государств, но не  , что   данных договоров не   шагом «неприятным   СССР». Молотов,   от какой бы то ни было  , и выразил   в постоянстве германских   и напомнил о расторжении  -польского пакта о ненападении. Обсуждение   и русско-германского   от 1926 года,   был продлен   в 1933 году.

  спросил, не находит ли  , что   в последнее время  , например «  пакт», находятся в   с германо-советским   1926 г. Шуленберг   уверять, что не   возвращаться к прошлому.

В   период германское   в Москве видело   основную задачу в  , чтобы,   на резкое ограничение   возможностей к переговорам из-за   Гитлера от 29 и 30 июня,   едва начавшийся  -советский   мнениями. У служащих   посольства сложилось  , что   изменения в личном  , по-видимому,   был недоволен   дипломатов.

Ю. Шнурре   в подготовленный им 30 июня  , что   причиной сдержанных   советской стороны  , должно  , нежелание   с происходящими в Москве   с англичанами и французами   также переговоры с  .

Вскоре   прибегла к помощи  . В Москве   с Наркоматом иностранных   установил его   коллега. В беседе с   4 июля Россо   на последнюю беседу   с Молотовым и на немецкое   нормализации отношений. В   Потемкин проявил   сдержанность. 7 июля   года германское   в Москве получило   выступить с предложением по   вопросам. Берлин   готовность предоставить   СССР в размере   млн. рейхсмарок   размещения в Германии   заказов. Три   спустя советник   в Москве Г. Хильгер   эти предложения   внешней торговли А.И.  . Ведение   по этому вопросу   поручено зам.   СССР в Германии Е.И.  .

С этим  -советские  , хотя и  , пришли в  . 10 июля   года Хильгер   Микояну германское  . 16 июля   г. Микоян известил   о том, что   вопросы требовали   разъяснения, и что он   заместителю руководителя   торгового представительства в   Бабарину разобраться с  .

В это   на Вильгельмштрассе за переговоры с   решительнее всего   отдел экономической  . Именно   для Шуленберга   составлены новые  , с которыми   должен был   к Сталину.

Следующим   на пути к сближению   личный прием у   советского поверенного в  . По приглашению  -секретаря   в этом году   поехал в Мюнхен на   германского искусства.   использовал этот  , чтобы   Сталина в Германии, к   и так "относились с   вниманием", лично   с подчеркнутой любезностью,   осложнявшуюся изо   в день международную  . Именно в   условиях советское   решило пойти   неоднократным немецким  . Уже 21   было объявлено о   экономических переговоров.   газеты сообщали,   переговоры в Берлине с   стороны ведет "т.  , от германской   - г. Шнурре". Шуленберг,   в МИД Германии и   отмечал, что   правительство решило   отделить политические   (в Москве) от экономических (в  ) и не допустить,   последние были   как политические   и средство давления на   державы. Ни Молотов, ни   в последних беседах не   словосочетание "политическая  ".

Когда в   дин из Москвы   сведения, что   переговоры с западными   формально завершились 24   в парафировании проекта   и что западные   теперь готовы   в Москве к переговорам о   конвенции. Гитлер   решил захватить   по отношению к Советскому  . По словам   Клейста - именно с   момента Гитлер   поручил министру   дел окончательно   стрелки на сближение со  .

25 июля   г. он пригласил обоих   советских представителей в   - Астахова и Бабарина   26 июля на ужин в   кабинет элегантного   ресторана "Эвест". В   Шнурре конкретно   вопрос о продлении   освежении советско-  политического договора.  , как   в докладной записке  , что   позиция русских  , по-видимому  , что в   еще не принято   решения. В разговоре он   заявил, что   выступление Германии   Польши не должно   к столкновению интересов   и Советского Союза.   будет уважать   Прибалтийских государств и  , а также   жизненно важные   вопросы, причем   германо-японские   не затронут Россию, а   обращены против  .

Астахов, по- , не только   глобальному характеру   предложения, он еще не   ни изложенной точке  , ни самому  . По результатам   важной встречи он   письмо Потемкину. В   он писал, что   всячески пытается   советскую сторону   на обмен мнениями   будущего сближения и   при этом "на   как инициатора   постановки вопроса,   будто бы разделяет и  ".

"Я мог бы  , - продолжал  , - что   немцев улучшить   с нами носит   характер и подтверждается   прекращением газетной и   кампании против  . Я не сомневаюсь,   если бы мы захотели, мы   бы втянуть немцев в   идущие переговоры,   от них ряд   по интересующим нас  . Какова   бы цена этим   и на столь долгий   сохранили бы они   силу - это  , вопрос  ".

Ответная   Молотова от 28 июля В.М.   послал Г.А. Астахову   одну телеграмму, в   были соображения по   советско-германских   "если теперь   искренне меняют   и действительно хотят   политические отношения с  , то они   сказать, как   представляют конкретно   улучшение...   зависит здесь   от немцев".

Германское   не устраивало неопределенность   такой встречи.   побуждала Риббентропа   увеличивать пакет   предложений, с помощью   немецкое руководство   склонить Советское   к заключению соглашения и   его нейтралитет в   вопросе.

В условиях   усиленного сватовства   посла в Москве   в центре интересов  . Шуленберг,   быть понял,   его представления о  -германском   в корне отличались от   Гитлера. Если   стремился к восстановлению с   Союзом прежних   отношений, то Гитлер с   договора с СССР   купить согласие   на немецкое вторжение в  .

Посол   тем, что с   момента стал   тормозить предложенный   форсированный темп и   сильнее подчеркивать   недоверие, рассчитывая   самым направить   в более медленное, но   русло.

1 августа   правительство объявило о   британской военной  . С точки   Риббентропа следовало   поторопиться. 2 августа Ю.   информировал Ф. Шуленберга,   "проблема Россию   здесь в политическом   с исключительной срочностью".

  министр дал   пригласить 2 августа   г. на Вильгельмштрассе советского   в делах. По пути к   резиденции Астахов   простым глазом   наличие в Берлине и   всевозможных частей, не   в состав местного  . От своих   и английских коллег он   о начавшихся перебросках   войск в направлении   границы, особенно в  . До германского   на Польшу оставалось   времени.

На продолжавшейся   часа встрече   совершенно недвусмысленно   предложения, сделанные  , и выразил "  желание" кардинального   отношений. Он подчеркнул,   считает это   при двух  : взаимное   во внутренние дела   друга, и отказ от  , идущей   с жизненными интересами   (это подразумевало   собой отказаться   тройственного пакта   Англией и Францией).

  Риббенторп подчеркнул,   в зоне Балтийского   есть место   обоих и что   интересы вовсе не   должны столкнуться с  .

Немецкое   выразило также   «договориться с Россией о   Польши». В связи с   военными действиями   Польши Риббентроп   СССР в качестве   за его невмешательство   три важнейшие   него в этот   проблемы. Речь   о проблеме германской   в Польше, которая из-за  -польского пакта о ненападении могла   к столкновению Германии с  , на втором   стояла проблема  , которая в   время стояла на   плане советских   безопасности. При   СССР на переговоры на   основе Риббентроп   соблюдать строжайшую  .

Поскольку   правительство в течении   последующий дней   молчать, возник  , хотя бы в   с более успешными   переговорами, выработать  -то письменное  , которое   бы Советскому правительству   на тат случай,   к моменту нападения на   не удалось бы достичь   соглашения.

3 августа   пригласил Астахова   уточнения некоторых  . В беседе он   включить в преамбулу «  секретный протокол», к   экономическому соглашению   о «политических намерениях».

  положительной советской   вновь породило у   и Гитленра колебания и  . Теперь   надежды они   с послом Шуленбергом и с   завоеванным доверием у   правительства.

Шуленбегу   поручение «немедленно»   на прием к Молотову и   его с ответом на   Риббентропа. По ходу   посол призвал не   прошлое, а думать а «  путях».

4 августа   доложил в Берлин   вывод: СССР «  решимости договориться с   и Францией». Шуленберг   своему МИДУ,   «как стало   от английского источника,   миссии с самого   имели инструкцию   работу в Москве в   темпе и по возможности   ее до октября».

В начале августа в трехсторонних переговорах   затяжка. Причиной   была проблема,   с определением «косвенной  ». Советское   к английскому ведению   получило импульс 3 августа, когда германский   в Лондоне Герберт   Дирксен приступил к   переговорам относительно  -английского  . На этих  , по мнению   стороны, печь   о новом «переделе  ».

3 августа   правительство решило   германского посла,   ожидавшего аудиенции.   длилась один   и пятнадцать минут. Во   нее Нарком   дел по донесению  , впервые «  привычную пассивность и   себя необычно  ».

По записи  , он (Шуленберг)   основные пункты   инструкции: заявление о  , к польскому   и о готовности Германии   коне3ц японской   против СССР. В   Прибалтики, включая  , посол   германскую готовность   позицию таким  , чтобы   жизненные советские   в Прибалтике.

Молотов  , что не  , а Советское   постоянно выступало за   выгодного экономического  . Он отверг   Шуленберга на ухудшение   советской прессы в   Германии как « » и заметил,   для разрядки   необходимо постепенное   культурных связей.   пояснил Молотов,   правительство также   «нормализации и улучшения  » с Германией,   возложил вину в   отношений исключительно на   правительство. Он упомянул   причин – антикоминтерновский   и «стальной пакт»,  , которую   Германия Японии и   СССР Германией от   конференций (особенно в  ). Последний   свидетельствовал о желании   правительства выйти из   и на будущих международных   иметь возможность   собственные интересы.

  сообщил МИД   Шуленберг, позиция   хотя и продемонстрировала «  готовность к улучшению   – советских отношений,   в ней проступало и «   недоверие к Германии».

  впечатление посла   к тому, « что   правительство полно   договориться с Англией и   ». Он полагал, что   сообщения «произвели  » на Молотова, и   с тем считал,   «с нашей стороны»   значительные усилия,   добиться перелома у   правительства.

Итак, до 8 августа соответствующих официальных   не велось, слово « » возникает в   Молотова Астахову 11 августа. «Перечень объектов,   в вашем письме от 8 августа, нас интересует -   ее текст – Разговоры о   требуют подготовки и   переходных ступеней от   - кредитного соглашения к   вопросам. Вести   предпочитаем в Москве».

 –кредитное   было подписано   20 августа. 8 августа   г. в письме Молотову   «позволяет себе   кое – какие   насчет тех   возможных политических  , которые   ввиду немцы».   свое понимание   Астахов указывал на   желание Берлина «  нас в случае   с Польшей без   «всерьез и надолго   соответствующие эвентуальные   ».

На дальнейшие шаги   политических соглашений   пока не решался.   10 августа на Вильгельмштрассе в   со Шнуре Астахов от   своего правительства   немецкое предложение о   секретном протоколе   же о политической преамбуле к   экономическому соглашению. Но   на настойчивые просьбы   обещал, что   этот вопрос на   в правительстве. 12 августа   получил телеграмму   в которой Советское   соглашалось на предварительные   в Москве.

В тоже  , когда   военная миссия   переговоры в Кремле, в   начались переговоры с  , которые   характер «английской   игры». Советское   и не подозревало, что за   медлительностью, с которой   вели военные   в Москве на самом   скрывается подготовка «  Мюнхена» для  .

12 августа,   полпредство СССР в   немцы были   о согласии советской   принять их предложение о «  обсуждении экономических и   вопросов.

14 августа   поручил директиву из  , и передал ее   В.М. В ней были   основные направления и   Германо – Советского  , а также   руководство изложило   готовность прибыть в  , чтобы   изложить И.В. Сталину   фюрера. Согласно   записи по поводу   Риббентропа в Москву   высказался за предварительную  , и поинтересовался в   мере истины   в конце юля до   через министра   дел Италии   сведения о готовности   на Японию, в плане   Русско – Японских  , а также   СССР заключить   о ненападении и предоставить   гарантии Прибалтийским  .

2. Предложение Германией пакта о ненападении (15 августа – 20 августа)

Между тем англо-советские переговоры натолкнулись на непреодолимое препятствие. Руководитель советской делегации маршал Ворошилов уделял внимание вопросу о проходе советских войск через территорию Польши и Румынии с целью соприкосновения с  . Вскоре   вопрос стал   для продолжения   переговоров, Ворошилов не   уточнял, – будут ли   вооруженные силы   по Виленскому коридору? В   последовало, что   и Румыния как   государства должны   дать разрешение на   советских войск. 16 августа Ворошилов предложил   переговоры до получения   на вопрос.

Решающим в   беседе было то,   Советское правительство   изменило позицию,   высказав свои  . Они   точны, конкретны и   в следующем: - пакт о ненападении с Германией, - совместные   нейтралитета Прибалтийских  , - отказ   от разжигания японской   и вместо этого   влияния на Японию с   прекращения ею пограничной  , - заключение   по экономическим вопросам на   основе.

В своей   от 16 августа Риббентроп   навстречу пожеланиям   правительства, уверяя,   «выдвинутые господином   пункты…совпадают с   Германии».

Он сообщил,   может дать   обещания:

-Германия   заключить не подлежащий   пакт о ненападении на 25  ; - готова   совместные гарантии   государствам;

-она   употребить свое   для улучшения и   советско-японских  .

«С учетом   обстановки» Риббентроп   желание прибыть в   18 августа с исчерпывающими   для обсуждения   комплекса вопросов и  , если   возможность, договоренностей.

В   Молотов, согласно   Шулеберга о беседе,   ответственность за плохое   отношений между   на Германию. Но теперь,   полагал советский  , ситуация   изменится.

Далее   повторение принципа   сосуществования и утверждение,   для установления  , улучшенных   отношений уже   возможны серьезные   шаги в этом  : первым   могло быть   торгово-кредитного  , а вторым   через короткий   могло быть   пакта о ненападении с   приятием специального  . Это   первое с советской   упоминание о специальном  . Еще в   Астахову то 7 августа   указывал на неуместность  , чтобы   соглашение имело «  протокол», однако   заверения официальных   представительств в уважении   СССР все же   Советское правительство к   этих намерений.   считал, что   протокола должно   предметом обсуждения,   советское правительство   сделать практическую   по подготовке договора   особого шума,   перед приездом   в Москву получить  , что   обеспечат достижение   решений.

Германский   пакта о ненападении   деликатно оценил   «ни в коем случае не  ». Советское   хотело бы, чтобы в   образца был   один из пактов,   Советским правительством с   государствами. Инициатива в   секретного протокола   возложена на германскую  . На настойчивые   Шуленберга о скорейшем заключении пакта Молотов   непоколебим и ссылался,   ему необходимы на то   инструкции.

Явившись к В. М.   очередной раз 19 августа Ф. Шуленберг прежде   извинился за настойчивость, с   он добивался приема. Он  , что   опасность конфликта   Германией и Польшей. «  настолько обострилось, -   посол, - что   небольшого инцидента   того, чтобы   серьезные последствия.   думает, что   до возникновения конфликта   выяснить взаимоотношения   СССР и Германией,   как во время   это сделать   трудно».

Шуленберг   Молотова примерно в 15   после часовой « » беседы. В 15.30 в   же день 19 августа в   поступило сообщение,   посла просят   посетить Молотова в  . Во время   визита нарком  , что он   свое правительство и   облегчения работы передал   проект договора.   того как   проекта был  , Молотов  , что   мог бы приехать 26-27 августа, после подписания   о торговле и кредитах.   завершил беседу  : «Вот   уже конкретный  

Германская   объясняла этот   менее чем в   часа поворот в   Молотова внезапным   Сталина.

До этого   Сталин медлил   указание о подписании   парафированного торгово-  соглашения, то есть   первый шаг на   дальнейшего германо-  сближения. «Он использовал  -кредитное   в качестве тормоза,  , не сможет ли он   заключить соглашение с   и французами. 19 августа   отказ поляков. В   с 19-го на 20-е он дал указание  ».

Надежда на   японской агрессии   в центре советского   пакта о ненападение. Он   из пяти статей и  , в котором   «особый протокол»,   объявлялся «составной   пакта». Когда   Шуленберг в ночь с 20 на 21 августа направил этот   договора в Берлин он   чувства, что   надежды, наконец   – «Это дипломатическое  

3. Рождение пакта Гитлера-Сталина (21-23 августа 1939г.)

Телеграмма, которую Гитлер направил Сталину в воскресенье 20 августа 1939г, явилась плодом прямо-таки лихорадочных поисков последних возможностей изоляция Польши. Ее путь сопровождался рядом сдерживающих моментов, в которых   усмотреть сознательное   задерживать это  . Бергоф   покинула в 16 часов 35  , из Берлина   в 18 часов 45 минут. В   предупреждение о посылке   поступило в 20 часов 50  - в момент,   германскому послу   не удалось добиться   на следующее утро в   иностранных дел.   по всему, Наркомдел   помедлить с ответом на   утром 21 августа из   посольства просьбу о   приеме посла   передачи послания   и лишь после   назначил время   аудиенции на 15 часов, к   времени военные  , начавшиеся в 11.00   уже несколько  . К моменту   германского посла   правительство должно   получить полную   относительно успеха   неуспеха возобновленных   переговоров.

В это же   утро 21 августа   правительство выразило по   представителей Англии и   своеобразное предостережение: « » и «Известия»   сообщение ТАСС о заключении торгово-кредитного  . В этом   сообщении проступало   Советского правительства   упреков в секретных   с агрессором, Москва   указала своим   партнерам на перспективы   советско-германского  .

Несмотря на  , переговоры   в мало изменившихся  . Накануне, 20 августа, провалилась еще   попытка Франции   Варшаву к признанию   СССР на проход   войск через   Польши.

Военные   этого дня   с 11 часов 03 минут до 17   25 минут и трижды  . В паузах   переговорами Сталин   доклады об актуальном   событий, стремясь  , на основе   информации определять   позицию в отношении   стороны. Такой   подход выдавал   прямо-таки   исчерпать до конца   возможности, таящиеся в  , и избежать   переориентации на предложение  .

Во время   паузы Ворошилов   о неудачном начале  , а уже во   второй паузы   дал указание   германское посольство о  , что   послу Шуленбергу   на 15 часов.

Шуленберг   принят Молотовым.   на «исключительную важность и   неотложность» дела,   передал народному   телеграмму Гитлера.   содержала обращение: «  И.В. Сталину, Москва.»

 .30 Молотов   со Сталиным, чтобы   ему текст   послание Гитлера.   лицом беспрецедентной   предупредительности, Сталин   действовать без  : он приказал   переговоры на неопределенный  .

В 16 часов   в качестве ответа на   двух западных   миссий зачитал   советской стороны, в   были перечислены   вопросы переговоров и   сомнением в серьезности   Франции и Англии к  .

В то время   Ворошилов зачитывал   заявление, Сталин   ответ на телеграмму  . В своем   он ограничился краткими  , из которых   видно, что он   обусловленность в повороте   Гитлера, одновременно он   и свой взгляд на   сближения: «Согласие   правительства на заключение пакта ненападения создает   для ликвидации   напряженности и установления   и сотрудничества между   странами». Свой   он закончил выражением   советского правительства на   в Москву г. Риббентропа 23 августа.

21 августа Гитлер   с Риббентрапом дальнейшие  . Были по   деталях рассмотрены   предстоящих переговоров и   германская позиция.

  пунктами совместного   были с одной  , пакт о ненападении как таковой, а с  - подписание  .

Выработка   поведения в рамках   относительно дополнительного   позволила уточнить   обещание «между   и Черным морями   вопрос будет   в согласии».

Предпринятое в   вечер разграничение   интересов предусматривало,   Германия должна   о политической не заинтересованности в   части областей   Европы и согласиться с   в сферу интересов   территорий, которых   империя лишилась в   первой мировой  .

В своем   заручиться согласием   и довести дело   пакта, Гитлер   еще один   шаг в конкретизации   предложений, наделив   полномочиями уступить   Юго-Восточную  , а именно:   необходимости вплоть до   и Проливов.

Вторым  , принятым в   беседы в этот  , можно   придание дополнительному   секретного характера.

  протокола занимался   рейсхканцелярии Гаус,   его проект   в самолете в Москву.   самого пакта   всю ночь   отлетом в кенексбергском  . Уже   войны, в Нюрнберге,   заявил, что «  Гаус…вместе со   разрабатывал договоры».  на этом свидетельстве,   д-р Зайдель выдвинет в   Риббентропа тезис о  , что «  комиссар иностранных   Молотов и господин   Риббентроп подписали   секретный договор в   виде, как он   разработан послом  ».Секретный   протокол-вопреки   до сих пор  - исходил от   стороны.

Прием,   делегации Риббентропа в   аэропорту, выдавал   Советского правительства   исхода этого  . В приеме   заместитель наркома   дел Потемкин,   высокопоставленных советских   и послы Шуленберг и  .

На первую   Риббентроп отправился в   посла и переводчика. В   три названных   были проведены в   кабинет, где их   Сталин и Молотов.   присоединился В. Павлов,   русский переводчик,   предпочел сам  .

Риббентроп,   в разговор, долго   о «желании Германии…  германо-советские   на новую основу…»

Он   также заинтересованность   правительства, чтобы   взаимопонимания с Россией на   длительный срок.

  выступал кратко и  , в беседе   обнаружил свое   достичь взаимопонимания с  . Таким  , Риббентроп   скоро перешел от   мнениями к обсуждению пакта как такового и   и секретного протокола.   вопрос, который   всего интересовал   сторону, были   Германии относительно  . Риббентроп   заверял Сталина о   Германии урегулировать   путем конфликт с  . На случай   германо-польского  , который   сложившимся положении   было исключать,   согласована демаркационная  . Теперь территории, за   через которые с   обеспечения безопасности,   советская делегация на   с западными миссиями,   гарантированы Советскому   без особых  .

Вторая   началась в 22 часа и   посвящалась обсуждению пакта и секретного протокола.

В   пакта совместная   редакция текста не   трудностей, поскольку   в принципе принял   проект. Несмотря на   Риббентропа включить в   фразу о германо-  дружбе, Сталин   придерживаться прежней   и призвал учитывать   мнение.

Статья 1 по   содержанию совпадала со ст.1   проекта. Во второй   германской стороне   настоять на своей  , в которой   особенность этого   о нейтралитете, которое   было действовать   от характера войны.

  3 учитывала также   Гитлера, чтобы   Союз ни под   видом, например, на   обязательств в отношении   или Франции – не   втянутым в предстоящий  . Новой   статья 4. В ней   свое воплощение   германской стороны   СССР. Статья  , что ни   из договорившихся сторон «не   участвовать в какой-  группировке держав,   прямо или   направлена против   стороны». В двух   эта статья не   Гитлеру никакой  . Она   ограничения на отношения с  , антикоминтерновской   утратил свою  . Однако   формулировка статьи   иные интерпретации   (пример тому  -югославский   1941 г., тройственный   Германии, Италии и  ).

Риббентроп   к Сталину с вопросом о  , как   пакт с русско-  договором 1936  . Сталин  , что   всем превалируют   интересы. Можно  , что   Германии было  , чтобы   счел договор о ненападении с Францией утратившим  . Тем   для Германии   открыт путь не   в Польшу, но и во Францию.

От   в светском проекте   в котором указывалось на   протокола обе   отказались.

Германия по   Москвы взяла на   эвакуацию советской   в Финляндии. Более  , впоследствии   предлагала свои   в обслуживании и ремонте   подводных лодок,   в Балтике. Но нельзя   не упрекнуть рейх в   двойной игры.   стало известно,   правительство компенсировало   промышленнику М. Валленбергу,   вооружения финской  . Германия,   как Англия и   была заинтересована в   войны.

Параллельно с   о ненападении и договорами о   и границах между   и Россией был   ряд торговых  . На протяжении   велись переговоры о   воздушной линии   СССР, Германией и  , которая бы   Аэрофлотом в СССР и   в Германии. 22 декабря   года "Молотов   Шуленбергу, что   соглашение между   и Люфтганзой утверждено и   можно подписать   сегодня." Подписание   28 декабря 1939  .

Заключение

Все это не могло не отразиться на дипломатических отношениях Германии и СССР в 1940 - 1941 гг.

Росла отчужденность, начиналась тенденция к осложнению отношений.

Вообще, вопрос дипломатического и политического взаимодействия стран предвоенного мира с фашисткой   интересен, но очень  . Его   дает огромную   для исследований.   страны в то время   так называемую «  игру».

Секретная   - вот что   в дипломатических отношениях в   Второй мировой  . Многие   понимали, насколько   угроза войны со   агрессивной Германии и   стремились извлечь   себя максимальные  .

Более   исследования в данной области,   мне кажется,   привести к интереснейшим  .

Список использованных источников: