Мэри Дуглас «Чистота и опасность»

  • ID: 13679 
  • 10 страниц

Фрагмент работы:

Мэри Дуглас «Чистота и опасность»

Мэри Дуглас «Чистота и опаснось»

М. Дуглас — современный британский социальный антрополог. Ее полевые исследования осуществлялись в Бельгийском Конго (Заире) в 1949-50 гг. и в 1953 г. Дуглас внесла значительный вклад в разработку таких разных проблем, как магия и колдовство, осквернение, риск, институциональные формы, социальные смыслы, потребительское поведение. Для всех ее работ характерен интерес к тому, каким образом группы реагируют на риск и неопределенность. В развитии ее профессиональной карьеры значительную роль сыграли исследования колдовства среди племени азанде (1980). В «Чистоте и опасности» (1966) Дуглас показала, как представления об осквернении способствуют установлению социального порядка вопреки неопределенности и опасности, и как функционирует человеческое тело в качестве метафоры социальной стабильности. Она также разработала теорию социальных отношений, обозначаемую как дихотомия сетка/группа. Переменная группы связана со степенью коллективной привязанности к социальным единицам; переменная же сетки относится к социальным ограничениям, налагаемым на индивида, которые являются результатом приписываемого статуса. Дуглас занималась также критикой утилитаристских теорий потребления. В числе других ее работ «Леле Касаи» (1963), «Культурный уклон» (1978), «В полный голос» (1982) и «Эссе по социологии восприятия» (1982).

Во введении и первой главе своей книге «Чистота и опасности» она критикует многих своих предшественников за их примитивное представление т.н. «примитивных религий».

«В девятнадцатом веке первобытным религиям обычно приписывали два свойства, отличавшие и отделявшие их от великих мировых религий. Первое состояло в том, что их движущим мотивом был страх, другое - что они были неотделимы от представлений об осквернении и гигиене».

Исследовательница не согласна с таким мнением. «В этой работе я пыталась показать, что ритуалы, связанные с чистым и нечистым, создают единство опыта. Они являются позитивной составляющей процесса религиозного примирения, и нет никаких оснований усматривать в них отклонения от центрального пути развития религии. Посредством их вырабатываются и получают публичное существование символические системы. Внутри этих систем увязываются несвязанные элементы и бессвязный опыт становится осмысленным».

Она сразу же отмечает, что грязь является практически синонимом беспорядка и приводит этому собственные современные наблюдения. Дугласовской критике подвергаются такие классики антропологии, как Робертсон-Смит и Фрэзер. Она показывает, как их выводы могут принести вред социальным отношениям и исследованиям и в настоящее время. Также отмечает о неточностях в понятии «магия», особенно — архаическая. Исследовательница высоко оценивает теории Дюркгейма.